11.04.24

Я пишу тебе, друг, хоть живу без друзей,
Без тебя ничего не останется...
Я приехал сюда против воли своей,
Мне здесь плохо и мне здесь не нравится.

Здесь прощают все то, что не стоит прощать.
Семя мысли любой могут здесь прорастить.
Абсолютно любой! Даже страшно сказать...
Друг мой, я не такой, я не в силах простить.

Знаю, что обжигают не боги горшки
Я меняться пытался, свой дух хороня,
Но опять я снотворные пью порошки.
В этом городе сон избегает меня.

Здесь хорошие люди, наверно, живут.
И добры, и наивны в своей простоте.
Улыбаются, гладят котят, руки жмут.
Но их тени на улице скалятся мне.

Я подумал, что спятил, к врачу побежал.
Он писал… но потом смял исписанный лист.
Покачал головой и устало сказал
“ты дурак и ранимый идеалист”

И пока я пишу весь в бреду и в огне
Тянет сердце догадка больная, мой друг,
Я похоже пропал, нет, не вырваться мне -
Либо я изменюсь, либо мир вокруг.


Ты же знаешь меня, я не стану другим.
Не изменится мир ни за что, никогда.
Из обломков ошибок и пыльных руин
Все равно поползут в высоту города.

Значит быстрых решений ты тут не найдешь
Не принять эту боль – будет только больнее.
Попрощаемся, друг. Я в чистилище. Что ж.
Мы когда-нибудь встретимся и будем мудрее.

0:32

27.03.24

Привет, дневник.

В очередной раз я прихожу к тебе с большим перерывом. Все не могу настроить себя на методичный обмен мыслями с твоей электронной бумагой.  А время непростое. Как вовне, так и внутри. Недавно пришло на ум такое сравнение: какие-то старые обиды, сомнения и темные мысли в определенное время мной были успешны “закручены” внутри. Как болты в поверхность сложного механизма. И дальше, со временем, они покрываются ржавчиной, становятся частью этого механизма и перестают “тревожить и болеть”. Это в лучшем случае. А бывает и так, что некоторые начинают раскручиваться и разбалтывать механизм. Появляется вибрации, нагрев, разрушение. Уже неделю замечают время от времени странный тремор рук. Чувствую, что внутреннее напряжение, обида и какая-то “закрученная злость” разбалтывают меня. Перестал любить вечернее время, а особенно ночь, когда нужно будет заставить себя уснуть. Быстро, как ребенок, который в темноте перебегает из одной комнаты в другую через полоску света – так и я стараюсь как можно быстрее провалиться в сон, чтобы не думать, не накручивать себя тяжелыми размышлениями о жизни.

Читать далее →

05.02.24

Вчера перед сном «чесалась рифма». До трех часов ночи зачем-то пытался дособирать этот стих. В ночи собрал, записал, лег спать. Сейчас отлежится и посмотрим — можно ли из него что-то стоящее сделать.

Как же много на свете
И чудес, и тревог.
Много жизни и смерти, 
Много разных дорог.

Очень времени мало, 
Нет почти тишины.
Меньше совести стало,
Больше чувства вины.

Больше специй и красок,
И признаний в сердцах.
Неотброшенных масок,
За которыми страх.

Больше слов непонятных,
Размывающих суть,
Мыслей сонм неприятных,
Не дающих заснуть.

И колышутся люди
От волнений, тревог.
И дрожат на распутье
Бесконечных дорог.

Не справляются храмы,
Не пугают гробы.
Видно слишком упрямы,
Видно слишком глупы.

И ложась на рассвете,
Мысль приходит одна –
Нам, как маленьким детям, 
Рядом мама нужна. 

Что не спит у кроватки,
Охраняя покой,
Гладит светлые прядки
Усталой рукой. 

Пожурит, да забудет
Твердо в несколько слов,
Но в словах этих будет -
Беспокойство, любовь.

Со стыда бы сгорели,
Пыл конфликтов угас,
Если б мамы смотрели
Постоянно на нас.

Не позволили б мамы
Детям в деток стрелять,
Лезть в чужие карманы,
Да друзей предавать.

Кнопку ядерной смерти
Нам не дали б вовек!
И тогда бы на свете
Вечно жил человек. 

Скажут: “Так не бывает”.
Возражу вам, друзья.
Мама видит и знает.
И любит тебя.

Даже та мама знает, 
Что глядит с высоты
И её укрывают
Неживые цветы.

Пусть не встретитесь взглядом,
Не коснется рука,
Но душой - она рядом.
Она рядом. Всегда.

Как тогда – против зала
Ты в волненьи затих,
А она в такт шептала
Твой заученный стих.

Коли смог оступиться –
Ты не спрячешь лица.
В такт с рождения биться
Стали ваши сердца.

Пусть не мама, пусть тётя,
“Баба”, дедушка, брат
Видеть, как вы живете
Каждый. Каждый не рад.

Но довольно… так сложен
Путь - чего говорить…
Мы, наверное, сможем
Все еще изменить.

Отказаться от хлама,
Что нам время несёт
И услышать, как мама
У кроватки поёт:

“Как же много на свете
И чудес, и тревог.
Много жизни и смерти, 
Много разных дорог.

По дорогам – дорожкам
Надо честно идти
И тогда, мой хороший,
Не собьёшься с пути.”


04.02.24 02:45.

03.02.24

18:36

Ох, как-то эмоциональное непросто начинается этот год. Совсем непросто. И дело не в каких-то ощутимых, видимых проблемах, а в моей голове – в ощущении этого мира, в конфликте ценностей и ожиданий. Думаю, что пока не смогу описать, что именно меня так покорежило в этом месяце… но покорежило знатно. Не смогу описать не только от того, что еще больно… но и понимаю, что пока не смогу объяснить, не найду правильных слов. Даже если напишу, то потом перечитаю свою запись и поморщусь от неточности в словах и смыслах. Заранее понимаю, что будет так. Возможно, когда-то вызреет, сформулируется – и тогда обязательно напишу.

Каждая такая психологическая авария – ценный, хоть и нежелательный ресурс для изменений. Проверка убеждений, основа для укрепления и переосмысления своих позиций. Правда не понятно – если позиции остаются прежними, то хорошо ли это…

Читать далее →

31.01.24

Было много всего… последнюю неделю по дороге домой или на работу читаю сборник стихов Е. Евтушенко. Забавно, что после этого в голове рождается ритм и появляется давно забытое желание экспериментировать со словом, писать стихи.
Вот так. Еду в электричке, складываю слова в строчки. Разгоняюсь на теме «любовь». Здесь муза всегда что-то, да подкинет.

Море

Мне приснилось сегодня чудесное море,
Легкий ветер над ним, солнца плыли лучи.
Мы с тобой утонули в больном разговоре
И как рыбы в том море – на кухне молчим.

Крики чаек над гладью, а здесь холодильник
Дребезжит, все не может никак умереть.
Ну а нам удалось вот… и тусклый светильник
Освещает любви настоящую смерть.

Корабли погибают, сражаясь с штормами,
Налетают на скалы, уходят в утиль.
Как же мы нашу крепкую лодку сломали?
Как так вышло в спокойном безветрии, в штиль?

Стало больно, да так, что дышать невозможно.
Надо просто прожить. Шаг за шагом вперед.
Всплыть, схватив воздух ртом, а затем осторожно
Вновь начать собирать свой израненный плот.

21.01.24

Тяжелый сон опять прорвался
И желчью вытек в новый день. 
Стряхнув насонное, поднялся
И вяло следом встала тень.
 
И телевизор свой, включая,
И глядя вдаль поверх домов,
Ешь, ничего не понимая
В потоке хаотичных слов.

Опять ни с чем не соглашаясь
Листаешь ленты в интернете,
А за окном во тьме сношаясь
Ревет и стонет зимний ветер.

Собрался. Лифт. С теплом расстался.
Идете вместе. Ты и тень…
Вот так привычно начинался
Типичный. Твой. Последний. День 

08.01.24

15:02

Что-то не удалось задачки позакрывать, но не все так плохо. Очень удачно появился проект по проведению тренинга по эмоциональному интеллекту, который я успешно закрыл в декабре. Теперь появятся деньги рассчитаться по долгам (налогам за ИП). До 9 января еще могу успеть, чтобы пени не накапали. А тренинг прошел хорошо — отличная обратная связь, множество важных мыслей, хорошее погружение в тему. Есть правда и особенности, о которых хочется порассуждать через призму обучения взрослых и внутрикорпоративного мироустройства. Но об этом потом.

Тихо и спокойно прошел Новый год. Хотели собраться на даче большой компанией – родители, тетя Лена с дядей Колей, кошки, собаки… но, как всегда, все пошло не по плану. Сначала заболел Левик, потом я, а потом и Наташа засопливила. Все как всегда – больное горло, разнокалиберная температура, горы платочков, десятки таблеток, спреев и пузырьков хаотично расставленных по квартире. Почти все, как всегда. Но в этот раз Лев сильно кашлял. Так, что мы несколько ночей почти не спали. В какой-то момент спасало теплое молоко, а где-то только сон. Но в него ребенку надо еще как-то попасть, а это непросто сделать, когда мучает кашель. Приучались к детскому ингалятору. Несмотря на то, что прибор выполнен в виде большой божьей коровки – Лев все равно ожидаемо ее боялся. Конечно. Она тарахтит, как трактор, а еще на лицо надо надевать маску с непонятным и малоприятным дымом. Но помогла небольшая хитрость. Лев сейчас любит за нами повторять: слова, действия и даже эмоции. Вот и я решил посидеть с маской на лице. Лев, конечно же потребовал себе такую же, но я не отдавал. В итоге чуть ли не с дракой он у меня ее отобрал и приучение пошло легче. А чтобы он дышал – приходилось его слегка щекотать. Лекарство уходило в маленькие легкие со звонким, но приглушенным смехом

Читать далее →

11.11.23

Сегодня немного.

Выбрались на дачу. Начну вспоминать день с конца — в обратном порядке. Поел суп перед сном (!) крайний вид извращения, конечно… Отредактировал еще один маленький кусочек будущей книги – сделал очень мало, но дальше нельзя, а то опять лягу за 12 и утром буду плохо соображать. Проходили. Книга идет очень медленно, но главное – идет. Решил себе придумать очередной персональный вызов. В течение 100 дней до Нового года хочу закрыть ряд своих важных личных задачек. Если получится, то прощу себе все косяки этого года. Вот и записки для новой работы стали появляться в рамках всего этого.

Читать далее →

04.11.23

12:49

Вот и начались длинные выходные. Почему длинные? Три дня вместо привычных двух. Сегодня День народного единства, следовательно, понедельник также будет нерабочим.

Столько планов было… Как минимум, хотелось доделать ванную комнату на даче, прибить плинтусы, сделать откосы, помыть стены, доделать разводку электричества, нарезать и прибить наличники и проч., и проч. А из приятного мечталось, что получится затопить баню – проверить новое окно и подышать недавно купленной горячей гималайской солью, запарить пару березовых душистых веничков. Но не тут-то было. Вчера вечером Наташа поехала удалять зуб, а я вместо нее ходил за Левиком в садик. Под вечер Лев вдруг нагрелся, попросил принести плед: “папочка пинеси пед, ме холодно”. Ну и градусник подтвердил, что у ребенка 39. При этом — он бегал по квартире как угорелый, бросал мячики, играл в машинки и горящие щечки говорили о неладном.

Читать далее →

26.10.23

Что же оставить в дневнике? На поверхности все больше печальное, а местами даже трагическое.

Пришла информация, что какая-то компания, которая занимается лесозаготовкой, уничтожает мой любимый бор недалеко от дачи бабушки. А для меня это не просто лес. Это место силы, мое место медитации и настоящего эмоционального отдыха. В группах садоводства появляются скупые фотографии, по которым пока сложно определить масштабы трагедии, но… когда я впервые об этом услышал, то испытал что-то вроде удара – будто от новости о гибели дорогого и любимого человека. По сути бор, лес из детства и является моим любимым человеком, который умирает под пилами компаний с разрешения государства. До сих пор не верится… не хочется верить.

Я все еще надеюсь, что когда умру, то мой прах (хотя бы частично) развеют именно там. В большом солнечном лесу, наполненном запахами пряной свежей брусники, мха и сосновой смолы. Если от этого места что-то останется к тому времени…

Читать далее →